Каталог приборов

ПРИБОРЫ ДЛЯ АНАЛИЗА ДНК И РНК НА ОСНОВЕ ПЦР В РЕАЛЬНОМ ВРЕМЕНИ АНК–16 и АНК-32

Подпись:  Газета «Поиск» № 12 (930) от 23 марта 2007 г .

Ключ к голове

Генетики теперь знают, как воспрепятствовать негативным процессам в мозге

Известно: болезнь Паркинсона - тяжелейший недуг, он приводит к отмиранию особых нервных клеток в одной из структур головного мозга. Беда в том, что самые первые признаки болезни проявляются, когда более половины соответствующих нейронов уже погибло.

Эти нейроны вырабатывают вещество, необходимое для правильной работы нервной ткани, - дофамин. Его нехватка и есть причина развития болезни Паркинсона. А больной обращается к врачу, когда более 60% столь необходимых нейронов уже перестали существовать

Врачи могут пытаться только замедлить дальнейшее развитие коварной болезни, смягчить ее проявление, поскольку кардинально излечиться на этой стадии уже невозможно. Приблизительно 2% населения Земли в возрасте более 60 лет (а это миллионы людей) страдают от болезни Паркинсона.

Каковы ее причины, можно ли поставить диагноз на ранней стадии развития болезни, пока специализированных нейронов погибло не так много? Вот что думают об этом генетики.

- Лишь около 10% случаев можно рассматривать как истинно генетические, - рассказывает заведующая отделом Института молекулярной генетики РАН доктор биологических наук Светлана ЛИМБОРСКАЯ.

- Остальные 90% зависят как от генетических факторов, так и от влияния внешней среды. Их изучение позволит обнаружить причины тяжелейшего заболевания. Сегодня при исследовании наследственных случаев болезни Паркинсона обнаружено 11 генов, шесть из них обстоятельно изучены.

Выявлены мутации, которые нарушают деятельность генов, что и ведет к развитию болезни. В каждой пострадавшей семье наблюдается конкретная мутация одного из этих генов. В одной семье поврежден один участок гена, в другой - совсем иной. Но, если собрать все дефекты одного и того же гена, встречающиеся в разных семьях, получим спектр мутаций данного гена, характерный для этого заболевания. Интересно, что у разных народов - разные наборы мутаций. У россиян чаще встречаются одни мутации, а, скажем, у французов другие, у немцев - третьи.

Вывод простой: чтобы разработать рациональные методы диагностики для россиян, необходимо провести исследования спектров мутаций, характерные для наших больных, поскольку мы не можем воспользоваться опытом зарубежных коллег.

Пять лет мы тщательно изучаем один из уже описанных генов, получивший название паркинового. Почему именно он привлек наше внимание? Дело в том, что мутации этого гена вызывают болезнь в наиболее раннем возрасте – в 50, 40, даже 30 лет. Таких ранних случаев, по наблюдениям врачей, только в Москве сотни. Мы исследовали спектр мутаций в паркиновом гене у наших больных и выяснили: причина их заболевания чаще всего вызвана потерей небольшой части гена.

Установив это, разработали надежные методы молекулярно-генетической диагностики ранних форм болезни Паркинсона. Делается это так: у больного берут образец крови, выделяют из нее АНК и с помощью недавно разработанного метода (он называется "полимеразная цепная реакция в реальном времени") определяют один за другим участки паркинового гена, точно выверяя, какой из них отсутствует у больного.

Для анализа мы используем отечественный прибор АНК-32, разработанный в Санкт-Петербурге в Институте аналитического приборостроения РАН. (За рубежом подобные приборы стоят очень дорого). Реактивы мы также используем отечественные – московской фирмы "Синтол". Этот метод в конечном итоге может быть внедрен в медицинских центрах страны.

Сейчас мы разрабатываем также технологию определения дефектов в других генах, вызывающих более поздние формы болезни Паркинсона. Врачам это позволяет очень точно поставить диагноз, поскольку бывают трудные, "пограничные" случаи.

Однажды мы фактически случайно обнаружили отсутствие части паркинового гена у больного, которому был поставлен другой диагноз. Уточнив его, врачи назначили соответствующее лечение, и самочувствие больного значительно улучшилось. Но самое главное – теперь можно ставить диагноз на так называемой доклинической стадии – до того, как появятся первые признаки заболевания.

У врачей появилась возможность разрабатывать методы профилактического лечения в группах риска, куда в первую очередь относятся семьи, где уже есть такого рода больные. Возможно, в будущем нашу технологию удастся использовать при диспансеризации – для выявления предрасположенности к этому тяжелому заболеванию.

Кроме того, молекулярно-генетический анализ можно делать в любом возрасте, даже в раннем детстве, так как ДНК практически не изменяется в течение жизни. Возможность назначать профилактическое лечение у врачей есть – ведь в области фармакологии в последнее время наблюдается настоящий бум.

Правильно подобранные препараты смогут отодвинуть развитие болезни на десятки лет. Врачи посоветуют, как изменить образ жизни. Людям с предрасположенностью к болезни Паркинсона особенно важно избегать контактов с вредными химическими веществами. Эти люди особенно чувствительны к неблагоприятным факторам внешней среды.

Хотя медики очень заинтересованы в разработанной нами технологии, ее внедрение может не принести быстрого ожидаемого эффекта. Ведь самое трудное, на наш взгляд, то, что едва ли не большинству россиян придется для этого изменить отношение к своему здоровью, перестать смотреть на него наплевательски. Мы не думаем о профилактике, а к врачам обращаемся лишь в самом крайнем случае, когда болезнь зашла уже так далеко, что врачи, как при болезни Паркинсона, могут лишь констатировать гибель нейронов. Одна надежда, что со временем молекулярно-генетические анализы станут обязательными при диспансеризации населения. Но когда это произойдет?

А пока мы опубликовали несколько статей в ведущих отечественных и зарубежных журналах, выступаем с докладами на конференциях – интерес в стране и мире к нашей работе большой. Сейчас дорабатываем, шлифуем методику и одновременно патентуем ее. Средства для этой работы нам предоставляет РФФИ. Фонд поддерживает наши исследования уже три года.

Благодаря его грантам мы купили прибор у Института аналитического приборостроения, реактивы и расходные материалы у фирмы "Синтол". Думаем, через год сможем предложить наш метод ведущим медицинским центрам, не только столичным, но и областным.

Юрий Дризе

Фото Андрея Моисеева

 

ИАП РАН, Рижский пр., 26., Санкт-Петербург, 190103
тел.: (812) 3630719, факс: (812) 3630720, mail: iap@ianin.spb.su